Зеркало треснуло: одно рукопожатие сломало жизнь голливудской красавице Джин Тирни. Чужая беспечность привела к непоправимому

Вполне понятно возмущение от тех, кого заставляют соблюдать ограничения в связи с нынешней ситуацией в мире, но эти требования действительно базируются на грустном опыте. В пример часто приводят историю Джин Тирни, которая стала жертвой чужой беспечности.

Джин Элайза Тирни появилась на свет в богатой семье, ей не приходилось пробиваться из самых низов. Она училась в лучших школах, закончила престижный колледж в Коннектикуте, провела два года в элитном швейцарском пансионе.

Хотя девушку и тянуло к творчеству, карьера актрисы её не интересовала — Джин Тирни занималась живописью, писала рассказы и стихи. А внешние данные при этом были не просто блестящими — по признанию современников, её красота просто ошеломляла.

Ей было семнадцать, когда уже начали поступать предложения от режиссёров, но Джин решила, что всё должно развиваться в правильном порядке. А именно: сначала обучение, а уже потом работа согласно полученному образованию.

Девушка очень серьёзно училась в актёрской студии, после чего успешно выступала на Бродвее, и лишь после этого согласилась подписать контракт с «Коламбия Пикчерс».

Мужчины буквально вились вокруг неё, но соблазнить девушку не удавалось ни славой, ни богатством — она сама была из не бедной семьи. Но когда Джин исполнился 21 год, любовь настигла и её.

Избранником стал известный модный дизайнер и художник по костюмам Олег Кассини. Сын русского дипломата и Александра Лоевского и графини Маргариты Кассини искренне любил девушку, но не получил одобрение её родителей. Влюблённые сбежали в Лас-Вегас, где и поженились.

Всё складывалось прекрасно, несмотря на вскоре разразившуюся войну. Джин много снималась, Олег разрабатывал специально для неё изумительные костюмы, подчёркивающие её красоту. Даже когда он стал добровольцем и уехал на фронт, Джин не унывала. Она была беременна, но продолжала активно работать, помогала фронту, принимала участие во всех мероприятиях, которые должны были воодушевлять людей.

В 1943 году к будущей матери подошла поклонница и стала с восторгом жать ей руку, обнимать ее. Сияя от радости, она рассказала Джин, что лежит в отделении, где лечится от краснухи. Но втайне от всех она ускользнула оттуда и помчалась на встречу с любимой актрисой. Она рассказала, что не вняла предупреждениям специалистов, которые уверяли её, что так нельзя делать. Всё ради Джин. Обомлевшая Джин не знала, как реагировать…

Беда пришла внезапно. Вскоре после этой встречи Джин Тирни переболела краснухой, как раз во время беременности. Её дочь родилась значительно раньше срока, девочка не видела и не слышала…

Это было тяжёлое испытание для матери. Джин мучилась от депрессии, и лечение тоже подтачивало её силы — тогда применялся электрошок. Сама Джин в своих воспоминаниях рассказывает, что внутри неё царила огромная гулкая пустота, как в каменной пещере. Она оплакивала свою маленькую дочь, свою жизнь, и не могла выбраться из этого состояния.

Ей становилось всё хуже. Джин забывала текст сценария, путала слова, отношения с супругом испортились. В конце концов, они расстались. Но она справилась и постепенно восстановилась. Джин Тирни вернулась в кино, и даже на какое-то время снова сошлась с мужем, родила ещё одну дочь, снова рассталась с ним. У неё были романы, и очень успешный двадцатилетний брак с нефтяным магнатом Говардом Ли.

В целом жизнь актрисы сложилась успешно. Она не сломалась и прожила до 70 лет, но если бы в тот день болеющая краснухой фанатка справилась с искушением нарушить изоляцию, и не заразила бы ни в чём неповинную беременную женщину, удалось бы избежать этой боли и ощущения непоправимости.

История Джин Тирни легла в основу детективного романа Агаты Кристи «Зеркало треснуло…». Вот только, в отличие от героини романа, актриса никому не мстила.

Источник

Оцените статью
Зеркало треснуло: одно рукопожатие сломало жизнь голливудской красавице Джин Тирни. Чужая беспечность привела к непоправимому
Долгожданный триумф, неудачный брак и любовь всей жизни скромного провинциала-самородка. Сергей Пускепалис