Пряталась от семьи: пропавшая в 14 лет девочка, спустя 21 год позвонила сама

Почему столько времени она ничего не сообщала о себе?

В обычный день девочка вышла из дома и исчезла без следа. За долгие годы неведения семья потеряла всякую надежду ее найти. И только мать верила и надеялась, что увидит своего ребенка живым и здоровым.

И однажды пропавшая дочь позвонила сама. Вот только финал истории мало похож на хэппи-энд.

Мы в США, в крупном городе Балтимор, где проживает более 600 тыс. человек. 26 апреля 1997 года Синтия Хааг, мать-одиночка, воспитавшая четверых детей, как обычно утром ушла на работу в местный супермаркет. Дома осталась младшая дочь, 14-летняя школьница Кристал. Старшие дети жили отдельно. Семья считалась благополучной.

Это был субботний день, в американских школах пятидневка. Мать и дочь договорились, что Кристал в свой выходной уберется в комнатах и приготовит вечером нехитрый ужин.

Когда Синтия Хааг вернулась вечером, дочери не было дома, а квартира оказалась неубранной. Взволнованная мать стала звонить подругам Кристал. Те не сразу, но признались, что весь день, с самого утра, провели вместе. Гуляли, общались, девочка даже заходила в магазин матери, где они перекинулись парой слов. Разошлись примерно за час до возращения Синтии с работы.

Подруги были уверены, что Кристал пошла домой. Всего 10 минут быстрым шагом. Район для девочки родной, она тут всех знает.

Толком никто Кристал не искал. Нераскрытое дело следователи сдали в архив, потом возобновляли (в 1999, 2006 и 2010) и снова закрывали за отсутствием улик и свидетелей.

Несчастной матери пришлось походить по моргам, куда ее приглашали на опознания неизвестных тел молодых девушек.

Надежды, что девочку найдут, таяли с каждым годом. В полиции реально понимали – лучшее, что может быть: когда-нибудь обнаружат неизвестные останки и опознают их по ДНК.

Однако Синтия Хааг не хотела слушать никакие доводы. Она верила, что однажды ее дочь вернется домой. Несмотря на финансовое благополучие, мать отказалась переезжать из ветхого дома в новое жилье, опасаясь, что Кристал не сможет ее найти в другом месте. В свободное время бродила по улицам Балтимора в надежде увидеть знакомое лицо. И иногда даже «видела» — то в проезжающем автобусе, то в толпе подростков.

Даже дети понимали, что это своего рода одержимость.

В 2018 году, спустя 20 лет, 10 месяцев и 2 недели, пропавшая Кристал Хааг сама связалась через соцсети со своей старшей сестрой, а потом позвонила матери.

Но теперь ее звали Кристал Сондерс. Фамилия вымышленная, придумала сама и даже смогла получить новые настоящие документы. Для этого ей пришлось прибавить возраст. В итоге вместо 35 лет, ей значилось 44.

Кристал поведала, что в тот роковой день, она испугалась возвращения домой, ожидая нагоняй от матери за невыполненные домашние дела. Просто села на первый попавшийся междугородний автобус и оказалась в огромном Нью-Йорке.

Все карманные деньги потратила на билет. В огромном мегаполисе первые дни спала на улице и попрошайничала, пока не оказалась в латиноамериканском квартале. Здесь девочку приняли в большую семью выходцев из Доминиканской республики, живших как и Кристал, нелегально.

За долгие годы Кристал стала безупречно говорить по-испански, а в родном английском появился акцент. Вышла замуж за доминиканца, родила четверо детей, развелась. Получила срок за наркотики. В общине нелегалов у нее появились «бабушка», «дедушка», «тети» и «дяди». И при этом ни полицию, ни социальные службы не смущал тот факт, что белая женщина живет среди смуглых латиноамериканцев и называет их своей родней.

Дети Кристал Сондерс понимали, что все эти доминиканские «родственники» не настоящие. Они настойчиво просили мать рассказать, кто они такие. И однажды, Кристал, призналась им, что в юном возрасте сбежала из дома. Старший сын уговорил женщину связаться со своей семьей.

Наконец-то состоялась встреча счастливой матери и найденной дочери. Через год Кристал Сондерс переехал в Балтимор, чтобы жить рядом с семьей. Казалось, наступил счастливый финал…

Но журналисты узнали, что не все так гладко. Возникли вопросы к Синтии Хааг. Стало известно, что мать не воспринимает дочь, как взрослую женщину, а продолжает относится к ней, как к 14-летней девочке. Словно не было 21 года разлуки.

А затем во время одного из интервью, настырный журналист задал вернувшейся женщине вопросы, которые не решались произнести члены ее семьи.

Почему за столько лет она не давала о себе знать? Почему жила, зная, что ее мать мучается? Почему поступила так эгоистично?

И Кристал неожиданно заявила, что ее детство было совсем не таким безоблачным, как рассказывала мать. Якобы она не находила понимания с сестрами и братом, ее жизнью никто в семье не интересовался. В 9 лет над ней надругался сосед, который затем делал это регулярно.

Кристал рассказала, что тогда была уверена, что мать все знает про соседа, но не вмешивается. Именно поэтому она и сбежала из дома. И не давала о себе знать.

Насколько это правда – сказать трудно. Может это попытка оправдать свой поступок, обвинив близких?

И если Синтия Хааг до сих пор пребывает в не совсем нормальной эйфории от возвращения дочери, то сестры и брат Кристал фактически перестали с ней общаться. Они отвергли все обвинения сбежавшей сестренки.

Счастливой семьи не получилось.

Оцените статью
Пряталась от семьи: пропавшая в 14 лет девочка, спустя 21 год позвонила сама
«Кузнечик» из фильма «В бой идут одни «старики» прожил всего 48 лет: подставила вторая жена