Приюты Магдалины: без имён и права голоса

Мэри Кронин работала в прачечной десять часов в день, кроме воскресенья. Такой порядок был установлен монахинями. Уйти без разрешения, попросить выходной было невозможно – девушки из Приютов Магдалины не имели права голоса. Их лишили даже имен.

Например, Мэри Кронин присвоили номер тридцать. «Семья не хочет тебя больше видеть», — сообщили ей весной 1949 года. За это ирландскому правительству пришлось просить прощения, ведь таких как Мэри были тысячи и тысячи.

В 1767 году леди Арабелла Денни открыла на Лисон-стрит в Дублине Приют Магдалины. Он предназначался для девочек и девушек из бедных семей, которые «ступили на неверный путь». Любительницы стянуть чужое и искательницы легкого заработка могли получить в таком приюте стол и крышу над головой, в обмен на честный труд.

Исправиться и обрести веру в себя «воспитанницы» могли примерно за два года. А потом им предоставлялось право выбора: вернуться в семьи или остаться на прежних условиях. Как долго? Да как получится!

Проект, безусловно, был делом благим. Леди Арабелла много времени посвящала приюту, лично беседовала с девушками и помогала некоторым из них получить образование или обучиться новому ремеслу (например, леди финансировала уроки плетения кружев). Покинув «обитель», одни девушки выходили замуж и становились добропорядочными матерями семейств, другие успешно устраивались на работу.

Но кто-то оставался в приютах навсегда. Вскоре об этих благотворительных заведениях стали говорить с таким восторгом, что их принялись открывать в Англии и во Франции, а потом и в Новом Свете.

Но ирландские заведения не шли в сравнение ни с какими другими. Находясь в приюте, девушки работали бесплатно. Всё, что они зарабатывали, шло на оплату их содержания… На самом деле, образовывалась существенная разница между тем, что откладывали на еду воспитанниц и тем, что они действительно приносили обителям Магдалины.

В нескольких учреждениях быстро прикинули: да это же золотая жила! По сути, там получали послушных работников, вроде крепостных. Их «прикрепляли» к приютам, лишая всех документов, а потом отправляли трудиться туда, куда решат монахини.

Чаще всего девушек отправляли в прачечные, которые так и стали называть – Прачечные Магдалины. Одетые в одинаковые платья и головные уборы, девушки трудились по десять часов в сутки. У них не было возможности распоряжаться своим временем даже в единственный выходной за всю неделю.

Они не выбирали, куда пойти работать, и даже с семьями их общение старались свести к минимуму. Благотворительный проект словно с ног на голову перевернулся.

Попасть в приют Магдалины было легко, иногда даже собственные родные отправляли туда девушек под надуманными предлогами: дескать, для исправления. На самом деле — когда лишний рот оказывалось тяжело кормить. Или достаточно было косого взгляда соседей, чтобы молодую особу признали легкомысленной и оформили её отправку в приют.

С Мэри Кронин случилась похожая история. Когда умер её отец, мать приняла ухаживания фермера, но замуж за него не пошла. И это очень не понравилось приходскому священнику. Детей миссис Кронин взяли под опеку – якобы ради их же блага. На самом деле, они стали бесправными работниками прачечных.

Мэри получила номер тридцать, который заменял ей имя. Иногда ее называли Мира, игнорируя настоящее имя – ведь так звали Деву Марию. А по мысли воспитательниц, всем девушкам из приюта было далеко до святой…

Она работала в прачечной два года, будучи полностью уверенной, что семья отказалась от неё: однажды Мэри вызвали к директору заведения и объяснили ситуацию именно так. А ведь это уже был «прогрессивный» двадцатый век! Мэри Кронин родилась в 1932 году…

Только в 1993 году правда о Приютах Магдалины стала достоянием общественности. Четыре бывшие «воспитанницы», которым удалось покинуть учреждение, дали обстоятельный ответ обо всём. Среди них были и Мэри.

Называлась она теперь Мэри Норрис, и ее жизнь сложилась благополучно только по той причине, что родная тетя однажды отыскала её и сумела забрать у монахинь.

Но потребовалось ещё двадцать лет, прежде чем ирландские власти признали: да, все было. На протяжении нескольких столетий существовала практика обращения свободных людей в бесплатных работников, и это происходило на виду у всех. Ирландское правительство неохотно просило прощения у воспитанниц. Позже об этом даже сняли фильм…

Население в Ирландии в настоящий момент составляет 5 миллионов человек. По самой скромной оценке исследователей, через Приюты Магдалины прошли больше 14-ти тысяч человек. Но точную цифру не знает никто.

Мэри Норрис (урождённая Кронин) и сейчас живет в Ирландии, в графстве Керри. Она дважды была замужем и воспитала дочь. Ее сестры покинули свою страну и разъехались по миру.

Оцените статью
Приюты Магдалины: без имён и права голоса
Знаменитые родители, бедность, развод с Дятловым и роман с Шевчуком. Дарья Юргенс