Клад в наволочке: так хорошо спрятали от большевиков, что нашли только век спустя

Среди огромного количества историй об утерянных и уничтоженных в годы Революции прекрасных произведениях ювелирного и прикладного искусства, принадлежавших царской семье Романовых, великим князьям и княгиням, и семьям аристократов, я очень радуюсь, находя информацию об уцелевших находках.

А они случаются до сих пор, можете себе представить? В 1952 году на складе дипломатической миссии в Стокгольме были обнаружены две наволочки, набитые удивительными ценностями, принадлежавшими некогда великому князю Владимиру и его супруге Марии Павловне.

Портсигары и табакерки фирмы Фаберже, драгоценные запонки, рамки для фотографий, инкрустированные драгоценными камнями, броши и другие украшения, а так же документы и бумаги. Все это было подробно описано и задокументировано, но что с ними делать решили не сразу. Только пятьдесят лет спустя, в 2008 году все эти ценности были переданы наследниками Марии Павловны. Почти век после тех ужасных событий, когда великая княгиня бежала из страны.

По решению наследников большая часть находок была продана на аукционе «Сотбис» в Лондоне, а на вырученные средства отреставрирован замок Шверин, издана официальная биография великой княгини и обеспечено финансирование русской православной часовни Св. Владимира, построенной Марией Павловной в память о муже.

Великий князь Владимир Александрович был третьим сыном императора Александра II и дядей последнего российского императора Николая II. Государственный деятель, меценат и Президент Академии Художеств, он прекрасно разбирался в искусстве и собрал вместе с женой потрясающую коллекцию драгоценностей, сравнимую с императорской.

Мария Павловна, будучи особой весьма тщеславной и амбициозной, не упускала случая посоперничать с императрицей Александрой Федоровной. «Не существовало в Петербурге двора популярнее и влиятельнее, чем двор великой княгини Марии Павловны, супруги Владимира Александровича» — отметил в своих воспоминаниях придворный чиновник генерал А. А. Мосолов.

Несмотря на то, что Мария Павловна Мекленбург-Шверинская была супругой члена императорской фамилии, ей позволено было не менять веру и только после смерти великого князя в 1909 году, Мария Павловна приняла православие.

Великая княгиня Мария Павловна оказалась практически единственной счастливицей, кому удалось вывезти из охваченного революцией Петрограда практически всю свою обширную ювелирную коллекцию. Это совершенно детективная история, в которой принимал участие личный друг великой княгини и по совместительству английский дипломат Берти Стопфорд. Он практически под носом у полиции вынес из Владимирского дворца саквояж с драгоценностями, в том числе там была знаменитая Владимирская тиара, сейчас принадлежащая английской королеве Елизавете II.

Но как же подушки с коллекцией изделий Фаберже оказались в Стокгольме?

Здесь замешан все тот же господин Стопфорд. Он вывез сокровища княгини из России, поскольку его багаж, как дипломата, не досматривали. Но увезти все было невозможно. Коллекция портсигаров, табакерок и запонок великого князя Владимира Александровича, была передана на хранение надежному человеку.

Профессор Ричард Александрович Берцгольц возглавлял Общество русских акварелистов. Очевидно, у него были тесные связи со Стопфордом и великой княгиней Марией Павловной. Год спустя он появился в шведской дипломатической миссии с двумя зашитыми и опечатанными подушками. Надпись на печати гласила, что это «Собственность Ее Императорского Высочества супруги великого князя Владимира».

Так как именно в этот момент произошел разрыв дипломатических отношений между Россией и Швецией, вывезли их только в 1918 году вместе со всеми бумагами посольства и дипломатической миссии. Что в подушках никто не знал.

Они тихонечко лежали себе на складе до 1952 года. К этому времени великая княгиня уже скончалась.

Почему же Мария Павловна не потребовала свое имущество раньше? У нее не было такой возможности. Она могла даже не знать о судьбе этой коллекции, потому и дети ее не подозревали, что в Стокгольме хранится такое ценное наследство.

Оцените статью
Клад в наволочке: так хорошо спрятали от большевиков, что нашли только век спустя
«Право палки»